Category: история

(no subject)

Питер. Гуляя по городу со средней дочей, забрели в "Лофт Этажи" на Лиговке,  где у Лёхинза случайно случился диалог с одним случайным товарищем из этих, из креативных. Началась беседа с обсуждения современного росийского фэнтэзи, ныне покойного,  плавно скатилась в ностальгию по ушедшей молодости и лихим 90-м, и, естественно,  вспомнились сначала тогда еще молодой Лукьяненко,  тогда еще занимательный Бушков, тогда еще не свихнувшаяся Латынина, ну и, разумеется, тогда еще не исписавшийся Перумов, с которым, как вроде бы оказалось, мы вот практически разминулись в этих самых "Лофт Этажах". Лехинз не высказал об этом особого сожаления, ибо, когда он последний раз брал его книги в руки - там со страниц неприкрыто сочилась симпатия к национал-социализму, а когда он последний раз о нем слышал - то слышал как раз то, что автор  сей впал в ересь булкохрустинга и наяривает на всякое монархическое. Креативный собеседник также, вспоминая перумовские фанфики на "кольца" и "алмазный меч",  покачал головой и посокрушался в стиле: "А как дысал, как дысал!", после чего ненавязчиво заметил, что, мол, может в монархизме ничего плохого и нет, и что, дескать, большинство "цивилизованных" и "развитых" стран как раз монархиями и является....На это Лехинз, на которого нашло настроение подразниццо,  сделал морду тумбочкой и приняв самый непреклонный вид, какой только мог, безаппеляционно заявил, что нас, дескать, аршином общим не измерить, у нас, сами понимаете, особенная стать,  и этот самый монархизм для России в настоящее время категорически не годится. Креативный, снисходительно ухмыльнувшись с высоты своей ингерманландности и подпустив ехидцы  в голос, спросил: "Что ж это так вдруг? Всем годится, а  нам -  и "не годится"?  На что получил ответ, что для монархии главнейшим является вопрос престолонаследия, а у Путина в наличии только дочки, и если он даже прямо завтра женится, а послезавтра - заделает наследника, то 19 лет регентства не выдержала бы ни одна страна даже в 14-м веке, а уж сейчас и подавно.  После чего креативный собеседник вдруг стал напоминать рыбку гуппи -  пуча глаза и растерянно хлопая жабрами, махнул пышным хвостом и скрылся в зарослях. 

Вот чо они всегда так?

Ps. А вообще эти самые "лофт этажи" - наглядный пример того, что могут сделать креативные люди, если им дать свободу и позволить творить. Ничего. Какие были задумки, какие были планы... Образование! Выставки! Пространство для коворкинга! Этно- и экофестивали!  А по факту - огромное пространство, забитое фастфудом и  лавочками с сувенирами с алиэкспресса, постерами на марвелловские творения и китайскими шмотками, ну и выставка то ли котиков, то ли енотиков. Мда. 

Распутин, часть 11, немного сумбура про дела генеральские

Время шло, война продолжалась, и хитрожопому конгломерату «Большой Кагал + Святой Старец» стало очевидно, что пора что-то делать с генералами, причем делать срочно и изо всех сил.

Дело было даже не в том, что сидишь ты в столице, такой весь деловой, решаешь за мелкий прайс кучу чужих проблем, сам весь в мыле, жопа в пене, как угорелый мечешься между Гороховой, Царским Селом и кабаками, и только-только вроде раскидаешься с делами – а генералы возьмут и арестуют за шпионаж в прифронтовой полосе каких-нибудь литвацких цадиков невъебенной авторитетности – и опять кипиш, и опять начинай все заново. Нет, проблем стояла гораздо более фундаментальная. Вошедший в силу Старец прокачался уже до такого левела, что уже продавливал у Царя-Батюшки назначения в правительстве, и при этом был практически недосягаем почти для всех враждебных ему группировок. Пресса, как ей и положено, своей большей, «демократической», частью принадлежала Кагалу, а тогдашние «спутники-и-погромы», как и сейчас, могли только жалко булькать. В Госдуме тоже могли громко тарахтеть – Старцу на это было наплевать, равно как и на поповские интриги в Синоде – он уже перерос этот уровень. С ментами, жандармогебней и прокурорчиками у него была мир-дружба-жувачка : менты и гэбэ прикинули хер к носу и решили не связываться, ибо оно себе дороже - крошить батон на человека, который в самодержавной стране управляет Самодержцем, Гриша им головы пооткусывал бы. Да и смысла им пакостить Старцу не было – значительную часть текучки Старец и старцевские секретари решали как раз через ментов, и ментам от этого перепадало, и, судя по всему, перепадало неплохо. И единственные, кто стоял между Распутиным и его абсолютной властью над Государем-Страдальцем – это были вояки, и если посмотреть на те предложения, которые Старцу продавить у Государя не получилось, то мы увидим, что большей частью их заблокировали золотопогонники. Это был как раз тот случай, когда дневная кукушка перекуковывала ночную, ибо время на дворе было военное.

Collapse )

Распутин-5 или балладо о безносых девах и прытких масонах.

Ну что, касатики, кровишши с кишками Лёхинз обещал? Обещал. Будет, раз обещал, но не сразу. Обождите уж пока с кровишшей . Кому еще не настопиздил лехинзовский сумбур, подсаживаемсо к костерку, подкидываем сухого лапничка, чтоб не затухло, букав будет много, кому не любо, напоминаю - не слушаем, а врать не мешаем, кто задремлет со скуки – в костер, чур, не падать, ибо травматологий в тундрах не водиццо, а я все равно бухтеть потихоньку буду,  пишу для себя, сам себе чукча писатель, сам себе и читатель...

               После покушения на Старца, полиция проводила расследование, и расследование проводила довольно тщательно. Именно тщательно – то есть дотошно, скурпулезно, но без фанатизма. То есть совсем без фанатизму. То есть абсолютно. Вот здесь вот можете, камраден, подыбать кучу допросов, проведенных, тык сказать, в ходе следствия. Допрошена была куча самого разного народу – вплоть до самой распоследней домохозяйки, у которой Хиония Гусева по прибытию ночевала. Но те, кто были в отказе – так и были в отказе, никто никого не колол, хотя там без бинокля видно, что чуваки должны были знать в разы больше, чем наговорили  на протокол. Да и Гусеву никто не колол, вообще, хотя порожняка она нагородила в показаниях гору. Ну да по порядку.

           

Collapse )