Category: литература

ни к чему не обязывающее

А вот кому нравится хороших стихов - на livelib.ru идет голосовалочка за живущих среди нас с вами есениных и блоков. Голосовалочка не просто так, абы тыцнуть, а с финансовым итогом -  первым и единственным призом выступает издание сборника стихов. Аз грешен сходил, голоснул за Аничку Долгареву, к чему и призываем почтненнейшую публику, або будет у почтненнейшей публики желание и возможности. Уж больно нам , грешным, нравятся ее стихи, да и девушка в высшей мере достойная, в свое время не вылезавшая из донецких блиндажей, продолжая симоновские традиции, чего не каждый сможет. А еще у неё есть котик. И,думаеццо, если кто-то из ваших, камраден, детей сможет взять в школьной библиотеке книжку ее стихов и заучить что-то из них для школьного конкурса - это будет только хорошо.  Так она и рождается, классика.
Под катом два моих любимых стиха, одно буквами, другое цифрами.
Collapse )Не корысти ради, а токмо из любви к искусству.
Как-то так.

Анапа

Почти двадцать лет назад, когда многие русские люди с трудом понимали, зачем вообще государство продолжает печатать эти нелепые синие и зеленые фантики с атавистической надписью «рубль», прилагаемой к цифре с шлейфом из нулей, если все равно все друг с другом рассчитываются баксами, когда мобильники были только у Дона Джонсона и Кевина Костнера, «девяносто девятая» считалась признаком безоговорочной успешности, а «десяток» тогда, по-моему, и не было толком… Когда 486-е жутко скрипели мозгами, выдавая на пухленькие 13-ти дюймовые мониторы диковиные картины эпических сражений между орками и эльфами в Варкрафте, а Дюк Нукем должен был умереть в леденящих душу трущобах, кишащих свинополицейскими, но никак не умирал... Зарплата следователя на Крайнем Севере тогда была размером в пересчете на человеческие деньги что-то около ста доллларей, и за эти деньги на руках бывало по двадцать пять уголовных дел (двадцать, сцуко, пять!) в месяц, из которых примерно половина дел была – живых, из которых около половины – арестантские. В месяц надо было выдавать тогда по два дела в суд, и утешало только то, что могло быть еще хуже. Как , например, у вояк - в Североморске тогда вообще двое офицеров застрелились, оставив записки о том, что не могут вынести того, что им нечем кормить свои семьи. А хуже вояк жила только муниципальная милиция, им зряплату задерживали, как и воякам, по пол-года, но у вояк хотя бы были пайки, а также солярка и цветмет, а вот муниципальным ментам – «приходилось как-то крутиться».

​Ну да речь сейчас не об этом. В общем, с грехом пополам как-то жили и даже работали, и главным тем грехом у нас было, как и следовало ожидать – пианство. Ну а чем нам тогда еще было заниматься? Женщины любить ментов больше, чем бандитов, начнут только через несколько лет, в начале 2000-х, на спорт не было сил, а культура в моей тундре была представлена телевизором с еще незакончившейся «Санта-Барбарой» и «Элен и ребятами» и ансамблем народной песни.

А вот пить-то нам как раз было нечего. Хорошо было операм – когда у них кончались натыренные из «девятки» бабосы, списанные под выдачу фиктивным «агентам Цыплаковым», они шли по знакомым коммерсам и «одалживали» на кабак под обещания превентивной помощи и постоянной защиты. Хорошо было участковым – у них на территориях были ларьки с нарушениями правил торговли и самогонщики. БЭПникам было вообще зашибись, тут даже говорить ничего не надо, но БЭПники были жадные и необоснованно надменные, и клянчить у них бухло было западло. Даже дознавателям было хорошо , ибо вся дагестанская или азербайджанская паленка, разливаемая по гаражам в грязные бутылки с кривыми этикетками – это была дознавательская подследственность, и когда такой подпольный цех/гараж/подвал изредка нахлобучивались , трофейные бочки спирта доставались отделу дознания. И только трезвое следствие кусало губы и морщилось, когда в пятницу вечером приходилось выскребать последнее копье по карманам, чтобы заслать водителя в ночник за флакошкой, и выцыганить у ИВСников какой-нить закуси с подвала.

Дык вот, в эти вот времена двое мурманских армян сильно подзалетели.
Collapse )